Меню

Как называется молитва у католиков

ЗАВТРА МЫ СНОВА БУДЕМ ВЕРИТЬ

Основы католического вероучения

«Мир на вершинах гор; Шум на городских базарах;
И то и другое в людских сердцах».
Восточная мудрость

Зачем надо молиться?

Многие считают молитву и богослужение потерей времени. Даже верующий порой поддается искушению счесть другое дело более важным и отдать ему предпочтение перед молитвой. В свое оправдание люди ссылаются на недостаток времени, говоря, что они внутренне не готовы и не способны связать будничные события с Богом. Эти возражения говорят об исчезающей вере: люди в наше время глубже понимают мировые закономерности, что позволяет им легче овладевать миром. Это побуждает их внушать себе, что обращаться к Богу с просьбами излишне. Вдобавок формальность, присущая молитвам многих христиан, отвращает их, порой затрудняет обретение веры и способности искренне молиться.

Молитва несмотря ни на что присуща человеку, потому что все мы творение Господа. Тот, кто не молится, отрицает свою причастность к Богу. Молитва освобождает человека даже когда речь идет о молитве-просьбе, не дает ему утратить смысл своего существования.

Даже в нехристианских религиях мы часто наблюдаем высокий уровень молитв. Главным образом восточным народам присуща глубокая сосредоточенность при молитвах, которая могла бы служить примером для многих христиан. Эти народы считают, молитву важнейшим действием взрослого человека, по важности превосходящее все остальные дела.

Христос учит нас молиться

Иисус умел молиться как никто другой. Как мы должны молиться, показывает Его молитва на Елеонской горе накануне страстей. Придя с учениками на Елеонскую гору, Он призвал их: «Молитесь, чтобы не впасть в искушение. И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк 22,40 и далее). Вот так должны молиться и мы.

Правильно молясь, человек не навязывает свою волю, не заставляет Бога служить Ему. Не ждет, что Бог в крайней нужде сотворит для него чудо, но отдается воле Божьей, доверяется Его решению. Это означает молиться, доверившись Богу. Бог всегда услышит нас, но наши просьбы исполнит нередко совсем не так, как мы ожидали, ведь Он лучше знает, что хорошо для нас. Поэтому наша молитва должна быть полна доверия к Богу. Часто бывает так, что лишь спустя долгое время мы убеждаемся, что Бог поступил правильно, не исполнив нашу молитву в том виде, в каком мы тогда ожидали.

«Большинство начинает молиться в некоей трудной жизненной ситуации, забывая об очень важной вещи: молитва вводит в мир, где властвуют иные, чем на земле, законы. Они вверяют себя действию, результат которого неизвестен. Обращаясь к Богу, забывают, что и они должны внести свою веру в это общение. Они просят и просят, но не верят. Тайно отдают приказания Богу и тем самым выдают свое неверие. Что бывает, когда молишься с верой? Тогда видишь Бога, Его присутствие, высший разум и взвешенность, великое знание и любовь. Кто молится с верой, подчиняет себя и свою судьбу Богу. Хотя просит, но никогда не теряет из вида Бога.» (E. Kirchgassner. Habt Glauben an mich. Верьте в меня.)

Как молиться?

Верующие нередко жалуются: «Не умею или не могу молиться. Внутри пустота». Большинство этих людей искренне пытаются молиться.

Причина, по которой многие не могут правильно молиться, заключается в их неверном представлении о самой молитве. В распространенном понимании это означает разговаривать с Богом. Не стоит упоминать о том, что не обязательно говорить словами, можно молиться и сердцем.

Разговор с Богом часто происходит таким образом: слова молитвы мы произносим как стихи, которым научились в детстве. Стихи, однако, не заменят разговора: человек внутренне не заинтересован в том, что декламирует, и даже не осознает смысла произносимых слов. Такое недостойно человека и довольно занудно.

Даже когда человек вырастает из детских молитв и пытается самостоятельно поговорить с Богом, его слова со временем могут превратиться в пустые формулы. Порой мы пытаемся что-то внушить Богу, ведем монолог. А потом спрашиваем, где же ответ Бога? В действительности это Бог обратился к нам через окружающих нас людей, верующих, прежде всего через Христа. Наша молитва должна быть ответом на Его призыв, реакцией на Его действие. Только тогда молитва не превращается в пустой шаблон.

Второе неверное представление о молитве заключается в том, что люди хотели бы во время молитвы ощущать радость, возвышение духа. Но не это является критерием хорошей молитвы. Бог, разумеется, может утешить кого-то из молящихся, внутренне подбодрить и за это надо благодарить Его. Но еще раз подчеркиваем, что не это говорит о качестве молитвы. Если очень стараться, молитва удастся. Можно прекрасно молиться, нескладно, но искренне: «Господи, Ты же видишь, как я хочу помолиться, но никак не могу сосредоточиться мыслями на Тебе. Все меня отвлекает, кажется более важным. Такой уж я человек. Помоги мне молиться».

Есть верная мысль в частых жалобах: «Я уже не могу, не имею сил молиться». Всю жизнь надо учиться это делать. Никогда мы окончательно не научимся молиться.

Чтобы молитва удалась, надо сосредоточиться. В самом деле, нелегко сразу начать хвалить Бога, если перед тем мы занимались другим делом или были взволнованы. Так же невозможно сходу переключиться с четвертой скорости на торможение. И в молитве надо «сбавить обороты», настроиться, сосредоточиться. Как этого достичь?

Самое важное достичь внешнего и внутреннего спокойствия. Отбросим все дела, глаза и руки отдыхают, тело расслаблено; мы сидим, стоим, опускаемся на колени. Одно это не так уже просто, как кажется. Но все это совершенно необходимо для молитвы. Человек единое целое, он не может быть внутренне спокойным, проявляя внешние признаки нервного раздражения.

Достигнув внешнего спокойствия, переходим к внутреннему успокоению: отбросим все лишние мысли, обратимся только к Богу. Для нас в эту минуту больше ничего не важно, не существует. Бог и я, остальное подождет.

Теперь начнем сосредотачиваться. Сосредоточиться означает сконцентрировать внимание на чем-то одном. Это я сам, молящийся. То есть надо заглянуть в себя, прийти к себе. Молитву также называют «встречей с Богом». Если это встреча, я должен на ней присутствовать, «быть тут», чтобы Бог мог встретиться со мной. Мы жалуемся на свою рассеянность, блуждание мыслей. Сосредоточенность поможет преодолеть это состояние. Внутреннее спокойствие было важным шагом на пути к цели. Для того чтобы «присутствовать», задумаемся о себе: я! кто я такой, чтобы говорить с Богом? И вот мы уже видим себя такими, какими видит нас Бог, со всеми нашими недостатками и несовершенством. Можно еще оглянуться на прошлое или хотя бы на последние дни: да, вот я каков.

Затем отвлечемся от себя и обратимся прямо к Богу. Ищем Его лик. Кто Он Тот, с Кем я отваживаюсь говорить? При этом можно думать о сотворении, звездах, атомах, созданных Богом; или о милостях, которыми Он нас осыпал; можно думать и о Христе, в котором мы видим Отца. Вот Он, Всемогущий Господь, а я могу в молитве приблизиться к Нему. Бог видит меня! (Как бездонна мысль о том, что у Бога найдется и для меня ласковый, добрый взгляд!) Сейчас контакт установлен, можно начать молиться. Точнее, молитва уже давно началась, сейчас ее кульминация, вершина.

Содержание молитвы

Достигнув вершины в молитве, мы не испытываем больше трудностей. Мы достигли самого возвышенного и достойного состояния молящегося почитания. Ведь молиться не значит бесконечно хныкать и клянчить, как некоторым кажется. По их мнению, молятся слабаки, которые не могут сами одолеть жизненные невзгоды, а потому ищут опору в другом месте. Нет, молиться это значит, прежде всего, славить Бога, почитать Его. Бессловесные твари почитают своего Творца самим бытием, не осознавая Его, а человек должен славить Бога осознанно и свободно. В этом заключается высший смысл его жизни.

Второй составляющей молитвы должна быть благодарность. Благодарность Богу за то, что Он есть, великий, прекрасный, добрый. «Благодарим Тебя ради великой славы Твоей», поется в песнопении «Gloria» во время Святой Мессы. Мы разговариваем с Ним, как с любимым человеком: я счастлив и благодарен Тебе за то, что Ты есть, и за то, какой Ты. Разумеется, мы благодарим за милость и помощь, полученные нами от Бога.

И только потом приходит черед просьб. Они тоже не должны быть эгоцентрическими. Для того, кто делает центром молитвы себя, она вряд ли облегчит трудности. Наши просьбы должны охватывать весь мир; мы молимся о мире во всем мире, о бедных людях, о единстве Церкви, и лишь потом можем говорить о своих частных просьбах с Богом, но зато можно упомянуть самые ничтожные и будничные дела: «О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам». Видите, и «материал» для молитвы не так прост.

Молитва-просьба часто вызывает такое возражение: нет смысла просить Бога о чем-то; Он все знает, даже то, чего нам недостает, и о чем мы хотели бы просить.

Да, Бог знает все. Но Он хочет, чтобы мы попросили Его о том, в чем нуждаемся, «Просите и дано будет вам. Ибо всякий просящий получает. » (Мф 7,7; ср. Лк 5-13; 13,1-8; Ин 16,23). Можно многое вымолить, но не меньше упустить, если не молиться. Может быть Бог через молитву хочет напомнить людям, что они всего лишь Его создания и у них нет повода для высокомерия. Человек молится не для того, чтобы Бог вспомнил о нем, а наоборот, чтобы он сам помнил о Боге.

Краткая методика молитвы

Молитва в конкретных ситуациях

Вы можете возразить: чтобы сосредоточенно помолиться, нам нужны особые условия. Что делать, если меня гложет изнутри какая-то мысль, и я никак не могу избавиться от нее? Отложить молитву на более благоприятное время?

Нет, ибо это может затянуться надолго. В таком случае надо испробовать другой способ молитвы. С психологической точки зрения невозможно, будучи сильно взволнованным, без всякого перехода начать славить Бога. Напротив, в подобном случае разумнее будет рассказать Богу о радости или горе, владеющих нами, поделиться тоской или гневом: «Боже, как я маюсь. Что Ты думаешь об этом? Наверное, плохо, что я не в силах избавиться от всего этого. Видишь, какой я, сколько у меня еще недостатков. «.

Видите, нет ничего, что не могло бы нас вдохновить к молитве; ни неприятное соседство, встреча, переживание, все, что поможет нам понять ту или иную Божию истину. Ведь и Христос то, что видел, использовал для Своих притч, в которых приближал понимание Бога.

Этот способ молитвы не требует никакой специальной подготовки. Такую «молитву в любой жизненной ситуации» можно вознести в любое время дня, просто подняв глаза к Богу. Так молится спешащий человек. Наверно, поэтому такая молитва подходит для наших собеседников.

Молитва на будничный день

Многих неверующих отпугивает вера, отделяющая будний день от молитвы, работу от религии. Своего рода «двухкамерная система», в которой одно не имеет ничего общего с другим. Нормальный будний день приносит работу, службу, поиски пропитания; кроме того, утром, вечером и в воскресные дни мы исполняем надлежащие обряды и молитвы. На бытовом уровне это никак не отражается в нашей жизни. Подобная вера бесплодна и слаба сосуществование веры и неверия, не более того. Христос учил: «Молитесь на всякое время» (ср. Лк 21,36).

Сказанное не означает, что надо беспрестанно молиться и забывать о работе. Отнюдь нет; просто молитва и работа должны переплетаться таким образом, чтобы ни тому, ни другому не был нанесен ущерб. С этой точки зрения молитва совпадает с жизнью в вере. Как это выглядит в действительности?

Важно при каждом решительном поступке обратиться к Христу с вопросом: «Что Ты повелишь мне делать?» (ср. Деян 9,6); иными словами, важно внести Его в нашу жизнь, работу, в наш дом.

Утром главная молитва может прозвучать так: «Вот, иду исполнить Твою волю, Боже» (Евр 10,7). Попытаемся узнать, какова Божия воля относительно людей, вещей, работы, всего радостного и безрадостного, чего можно ожидать; а заодно и принять неожиданное. Наш день станет другим. Из равновесия нас может вывести только то, к чему мы не готовы и на что реагируем безрассудно. В утренней молитве попытаемся предвидеть критические для нас моменты и представить, как на них реагировал бы Христос: «Как бы Ты поступил в этом случае? Что будет лучшим выходом из положения?».

Пример: медсестра думает о пациенте, прежде чем войти в палату. Может быть, вчера она познакомилась с его родными. И она поняла, почему у больного так мало воли к жизни. Теперь он для нее не просто «аппендицит номер 7», но живой, страдающий человек. Неужели вы думаете, что пациент не почувствует новое отношение к нему, как только сестричка войдет в палату?

В течение дня надо сохранять этот подход, снова и снова сверяться с Богом, с Христом. Для этого служат коротенькие и «мгновенные» молитвы. «Господи, помоги мне правильно поступить». «Господи, какого поступка Ты ждешь от меня?». Попытаемся представить, что бы сказал и как поступил Христос. Главное это любовь к ближнему, надо совершенствоваться в этом. Порой бывает тяжело. Однажды скажем: «Господи, прости меня!». В другой раз проявим непримиримость: «Сгинь, сатана!». Кому-то придется, как Христу, провести свои дни в пустыне или на Елеонской горе дни жажды, страстей, мук, одиночества и страха, забвения Богом. Другой сможет, как Он, с радостью ожидать торжества и воспользуется представившейся ему возможностью помогать.

Вечером еще раз взойдем вслед за Иисусом на «вершину» молитвы, то есть взглянем на себя со стороны, увидим все как бы «сверху», разберем прошедший день, хорошее и плохое в нем. Но подумаем и о несчастьях других людей, о которых мы прочитали в газетах, о скрытом страдании, о котором можно только догадываться. В молитве не подавляйте ничего: отдайтесь воле Бога и пусть потихоньку отзвучит в душе ее эхо, а наутро придет спасительное решение. Так можно спастись от формальных и скучных молитв.

Используйте Священное Писание

Чтобы молиться так, как описано выше, надо вновь и вновь возвращаться к Священному Писанию и размышлять о смысле его слов. Речь идет не об интеллектуальном прочтении, как если бы мы готовились к научным трудам, а о чтении сердцем, при котором вслушиваешься и молишься. Чтобы молитва превратилась в настоящий разговор с Богом, надо и Богу предоставить слово. А Бог уже обратился к нам, помимо прочего, и в Библии. Мы же отвечаем молитвой. Читая слово Христово, мы задаемся вопросом: «А не относится ли ко мне то, что Ты говорил людям того времени? Что именно Ты хочешь сказать мне теперь, сегодня?».

Читая о библейских притчах, исцелениях, деяниях Христа, старайтесь видеть эти события внутренним зрением, духовно сопереживать, как бы смешаться с толпой тогдашнего народа, размышлять: о чем все это мне говорит? То, что произошло, вовсе не седая древность, это касается и меня: не я ли тот глухонемой, слепой, хромой? Отсюда уже недалеко до просьбы: «Господи, сделай так, чтобы я видел, слышал. «. Такой способ молиться называется молитвой-раздумьем, потому что мы стремимся вникнуть в слова и события, содержащиеся в Священном Писании, понять их смысл и так приходим к разговору с Богом.

Раздумья это еще не медитация, но они могут служить хорошей подготовкой. Медитация сейчас модное слово, углубленное чтение называют медитацией. Но истинная медитация таится не в «голове», не в сфере рационального. Она скрыта в «сердце», в сокровенных глубинах, где рождаются симпатии и антипатии, любовь и ненависть.

Во время настоящей медитации затихает любая сознательная деятельность, в том числе работа разума. Думаю не «я», нечто думает «во мне». Не размышляю, обдумываю слова, явления: я лишь отдаюсь течению вольных мыслей. Мы часто говорим: образы и звуки полностью захватили меня. При этом я не пытаюсь их изменить, достичь чего-то, придти к великолепным идеям. Нет у меня никакого умысла. Опыт показывает, что именно тогда явления и люди познаются не поверхностным образом, а во всей их глубине, взаимосвязи и символичности.

Медитации служит все: ключ, ворота говорят с нами так же, как чашка, колечко или телефон.

От такой «естественной медитации» лишь небольшой шажок к религиозной. Поводом может послужить слово, деяние Христа или природа, встреча со знакомыми. Христианская медитация это длящаяся молитва, в которой обходятся без многих слов. Иногда молитву определяют как «встречу с Богом». Ведь встретив друга, мы не болтаем без умолку. Достаточно быть рядом, поблизости, видеть его и знать, что он видит нас. Так и во время медитации мы ощущаем близость Бога. Вслушиваемся в Его слова, принимаем то, что Он говорит нам.

Даже у предметов обихода есть религиозное измерение. Христос использовал всевозможные предметы: ключ, дорогу, воду, камень, семя и т. п. для того, чтобы рассказать притчу, которая указывает вот как относится к нам Бог.

В наше время молодые христиане особенно ценят медитацию. Их очаровывают ее восточные методы. Выяснилось, что в результате нашей сугубо рациональной духовной жизни страдают иные важные сферы духа. Христианская медитация действительно может немало использовать из кладезя восточной мудрости. В любом случае многие ощущают, что медитация не только расширяет их внутренние горизонты, но и приносит внутреннее облегчение и успокоение. А это означает совершенно иную динамику будней.

Молитва по молитвеннику

Всевозможные формы молитв и медитации, предполагающие тишину и сосредоточенность, плохо удаются людям внутренне опустошенным. Они ничего не ощущают, потому что все в них кричит, покоя нет и в помине. В таком случае лучше обратиться к молитвеннику, в котором знающие люди предлагают нам воспользоваться плодами их размышлений. Если они могли так молиться, можем и мы вслед за ними.

Напомним о еще одной форме молитвы, которая считается «типично католической»: это розарий. Каждый набожный человек согласится с тем, что мы писали о молитвах. Но часто можно услышать, что розарий это, по меньшей мере, механическое многословие, которое даже не заслуживает названия молитвы. Розарий напоминает языческие моления, потому что в нем используются даже четки. Безусловно, розарий самая спорная в настоящее время форма молитвы. Многие прежде всего молодые католики не знают, как с ним обращаться. Он не подходит для каждого, а никто не обязан молиться неподходящим ему образом. Но нужно устранить недоразумения. Розарий предполагает молитву-раздумье, внутреннюю молитву.

Как молиться по розарию? Помимо нескольких начальных молитв она складывается по сути из пяти частей, каждая по десять молитв: один «Отче наш» предшествует десяти «Радуйся, Мария». В середине каждого «Радуйся» говорится одно предложение, напоминающее о событии из жизни Христа. Например: «. и благословен плод чрева Твоего, Иисус, который был распят на кресте за нас. Святая Мария, Матерь Божия. «.

Из сказанного ясно, что розарий это молитва, посвященная, прежде всего, Христу. Христос, «тайны» Его жизни и смерти находятся в центре внимания. И об этом мы размышляем, десять раз повторяя «Радуйся, Мария». Мы думаем не об отдельных предложениях молитвы, но о том или ином событии из жизни Иисуса.

Смотрите так же:  Молитва спаси боже

Ну хорошо, а зачем надо произносить много слов, а к чему еще четки? Набожные слова текут рекой, унося с собой по течению мысли, облегчая концентрацию внимания. Некоторым бывает нужна музыка, чтобы сосредоточиться. Абсолютная тишина порой может рассеивать внимание больше, чем спокойный, равномерный звук. Некоторые люди могут сосредоточиться во время прогулки. Разумеется, они не осознают отдельных шагов так же, как молящийся по розарию человек не обращает внимания на отдельные слова. Именно поэтому эти слова всегда одни и те же, постоянно повторяются, чтобы не отвлекаться на них. Среди полной тишины, находясь в глубоком раздумье, можно замечтаться. Слова молитвы как бы образуют берега реки, к которым то и дело прибиваются наши порхающие мысли, чтобы вновь вернуться в фарватер раздумий о главном. Этому служат и четки-бусины: их механически отсчитывают, не обращая на них внимания. Внимание сосредотачивается на основном. Бусинки намечают границу каждого отрезка. Четки как бы нанизывают наши мысли. Стоит ослабить внимание, как сразу ощутишь в руке твердую бусинку и снова погрузишься в молитву.

Розарий это форма раздумий для человека, которому трудно сосредоточиться в тишине. И тут как раз помогут не оцененные по достоинству формальности. Таким образом, можно погрузиться в раздумья и после напряженного рабочего дня. Нет смысла обсуждать внешнюю сторону розария. Важно, что он помогает миллионам людей в сокровенной внутренней молитве. Тот, кому розарий не подходит, вовсе не обязан молиться по нему.

Тот факт, что подобные формы существуют и у примитивных народов, говорит скорее в пользу розария, чем против него. Ведь все люди чувствуют одинаково. Если формальность помогает нам молиться, к чему отказываться от нее?

Для католиков очень важна совместная молитва. Христос обещает нам: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18,20). Тем самым опровергается возражение: «Если мне хочется молиться, я удаляюсь в леса или в свою комнату!». Конечно, и там можно от души помолиться; но сугубое обещание Христа относится именно к общей молитве.

В обществе людей каждый не может молиться так, как ему вздумается. Должна существовать общая форма, которой все придерживаются. Это приводит к тому, что сугубо личное отодвигается на второй план, большой простор открывается мыслям о славе Божией и всемирных вопросах.

В течение столетий постепенно развивались и обретали единую форму общие молитвы в Церкви во время богослужения. Строго регулируемые предписаниями молитвы называются литургией (например, молитвы св. мессы).

Для литургических молитв характерно, прежде всего, то, что они не являются чисто внутренними, но тесно связаны с обрядами и церемониями. Возглавляющий Литургию молится в различных позах. Присутствующие стоят, сидят или преклоняют колени. Священник складывает руки или простирает их, склоняется, ударяет себя в грудь, опускается на колени и т.д. Все эти позы не являются пустой формальностью, они служат углублению молитвы. Они подчеркивают духовный характер внутреннего единения с Богом. В наше врем многое известно о тесной связи души с телом, духовных процессов с физическими, телесными. Вполне естественно, что виноватый стремится принизить себя (потому и опускается на колени), а гордый человек выпрямляется. Мы спонтанно поклонимся тому, кому хотим высказать почтение и уважение. Внешний подход отражается на внутреннем образе мыслей при условии, что это не рутина или притворство, чему мы часто бываем свидетелями. То же относится к видимым знакам и форме личной молитвы. А разве сам Христос не использовал всегда видимые знаки?

Молитва в Духе Святом

В Послании к Римлянам (8,26 и далее) говорится: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа. «.

Здесь объясняется, что именно в молитве нас должен поддержать Дух Божий. Без Него мы не знаем, как молиться. Поэтому в разных местах Св. Писания приводится (напр., Иуд 20): «Молясь Духом Святым». Каждая молитва должна начинаться с просьбы к Святому Духу, чтобы Он руководил нашими молитвами и поддерживал наши жалкие усилия, чтобы молитва совершалась «во имя Иисуса». Ведь Христос обещал, что именно такая молитва будет услышана (ср. Ин 14,13).

Но мы должны молиться и Духу Святому. Многие христиане в молитвах обращаются к Христу или Богу Отцу. А Духу Святому, без которого мы ничего не можем, большей частью не молятся.

В последнее время в Католической Церкви создаются в разных местах группы, придающие особое значение молитвам Святому Духу. В своих молитвах они не руководствуются строго определенными литургическими правилами, но тот, кто может и хочет, спонтанно присоединяется к ним, как описывается в 1 Кор 14,26: «Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование: все сие да будет к назиданию». В этих группах вновь ожидают раннехристианские дары благодати (харизмы ср. 1 Кор 12,1-11), например, дар пророчества, дар языка (особенного, не понятного для других молитвенного языка). Многие епископы и даже сам Папа ожидают от этого «харизматического движения» посредством Духа Святого, действующего в этом движении, импульсов к обновлению Церкви.

Следует также упомянуть о молитве, которую христиане считают самой важной, так как ей научил нас сам Христос. «Так молитесь. «, призвал Он своих учеников и затем научил их молитве «Отче наш». Она начинается с просьб, скорее напоминающих хвалу Богу. «Да святится имя Твое, да придет царствие Твое, да будет воля Твоя. » это больше, чем просьба, это отождествление себя с замыслом и волей Бога, признание Его владычества в мире и в каждом из нас. Лишь потом идут просьбы о главных стремлениях и желаниях людей: о насущном хлебе при этом мы знаем, что «не хлебом единым жив человек», но всяким словом Божиим (ср. Лк 4,4); о прощении долгов и вины, об избавлении от зла в самом широком и всеобщем смысле. Молитва завершается небольшим славословием, которое не является оригинальным. Ранняя Церковь, однако, присоединяла его ко многим молитвам, и оттуда оно проникло в несколько рукописей Нового Завета как завершение «Отче наш»: «Ибо Твое есть царство и сила и слава вовеки». Речь снова идет о самом важном для Бога о Его царствии или владычестве.

Каждая строчка глубоко содержательна и дает пищу для долгих размышлений. Целые книги написаны для того, чтобы объяснить молитву «Отче наш» и ее содержание. Рекомендуем вам изучить такую книгу.

В конце каждой молитвы звучит «Аминь» древнееврейское слово, означающее: «Да будет так».

ОСНОВНЫЕ КАТОЛИЧЕСКИЕ МОЛИТВЫ

Во имя + Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Аминь.

Радуйся, Мария, благодати полная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего Иисус. Святая Мария, Матерь Божия, молись о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь.

Слава Пресвятой Троице

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Апостольский символ веры

Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли. И во Иисуса Христа, единого Его Сына, Господа нашего: Который был зачат от Духа Святого, родился от Марии Девы, пострадал при Понтии Пилате, был распят, умер и погребен; сошел в ад; в третий день воскрес из мертвых; восшел на небеса и сидит одесную Бога Отца Всемогущего: оттуда придет судить живых и мертвых. Верую в Духа Святого, святую Вселенскую Церковь. Святых общение, прощение грехов, воскресение плоти, жизнь вечную. Аминь.

Верую во единого Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли, видимого всего и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, от Отца рожденного прежде всех веков, Бога от Бога, Свет от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу, через Которого все сотворено. Ради нас, людей, и ради нашего спасения сошедшего с небес и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы и ставшего Человеком; распятого за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребенного, воскресшего в третий день по Писаниям, восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца, вновь грядущего со славою судить живых и мертвых, и Царству Его не будет конца. И в Духа Святого, Господа Животворящего, от Отца и Сына исходящего, Которому вместе с Отцом и Сыном подобает поклонение и слава, Который вещал через пророков. И во единую Святую Вселенскую и Апостольскую Церковь. Исповедую единое крещение во отпущение грехов. Ожидаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь.

— Ангел Господень возвестил Марии,
— и она зачала от Духа Святого. Радуйся, Мария, благодати полная. — Вот, я раба Господня;
— да будет Мне по слову твоему. Радуйся, Мария, благодати полная. — И Слово стало плотью,
— и обитало с нами. ==== Радуйся, Мария, благодати полная. — Моли о нас, Пресвятая Богородица!
— Да удостоимся Христовых обещаний.
— Помолимся!
Просим Тебя, Господи, наполни нас Твоей благодатью,
дабы мы, познав через ангельское приветствие воплощение Христа, Сына Твоего,
Его же страданием и крестной смертью достигли славы воскресения.
Через Христа, Господа нашего. Аминь.

(Читается вместо молитвы «Ангел Господень» в период от Великой Субботы до праздника Пресвятой Троицы) — Царица Небесная, радуйся! Аллилуйа
— Ибо Тот, Которого Ты удостоилась носить в лоне Твоем, Аллилуйа
— Воскрес из мертвых по предсказанию Своему, Аллилуйа
— Моли Бога о нас, Аллилуйа
— Радуйся и веселись, Дева Мария, Аллилуйа
— Ибо воистину Господь воскрес, Аллилуйа

Помолимся!
Боже, благоволивший возрадовать мир
воскресением Сына Твоего Христа Иисуса, Господа нашего,
даруй нам, просим Тебя, предстательством Его родившей Девы Марии
достичь радостей жизни вечной.
Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Молитва посвящения себя и всего человечества Святейшему Сердцу Иисуса

О Иисус милосердный; Искупитель человеческого рода, милостиво воззри на нас, к престолу Твоему с глубоким смирением припадающих. Мы — Твои, и хотим быть Твоими. Желая, однако, еще теснее соединиться с Тобою, каждый из нас сегодня посвящает себя добровольно Святейшему Сердцу Твоему. Тебя многие никогда не знали, от Тебя многие отреклись, презрев заповеди Твои. Сжалься над теми и другими, о благой Иисус, и привлеки всех к Святому Сердцу Твоему. Будь Царем, Господи, не только верных, никогда не оставлявших Тебя, но и блудных сынов, ушедших от Тебя. Приведи их скоро в Отчий дом, да не погибнут от духовной нищеты и голода. Будь Царем и тех, кого ложные толки ввели в заблуждение или разногласие увлекло в раскол. Приведи их обратно в пристанище истины и к единству в вере, да будет скоро едино стадо и един Пастырь. Также и всех. Тебя еще не знающих, приведи в семью верующих. Даруй, Господи, Церкви Твоей полный расцвет и свободу, даруй всем народам мирное благоустройство, чтобы со всех концов вселенной звучало единогласно: Слава Божественному Сердцу, через Которое нам дано спасение, слава и честь Ему во веки веков! Аминь.

Акт посвящения Пренепорочному Сердцу Марии

О Пресвятая Троица: Бог Отец, давший Марии честь быть достойнейшей среди Своих дочерей; Бог Сын, удостоивший Ее благодати быть Своей Матерью; Бог Святой Дух, избравший Ее Своей Невестой — в единении с Пресвятой Божией Матерью Фатимской, Предсказавшей обращение России, верим в Тебя, поклоняемся Тебе, уповаем на Тебя и любим Тебя.

О Мария, призывая Твое покровительство, мы посвящаем и препоручаем себя, наши семьи и нашу Родину Твоему Пренепорочному Сердцу. Будь нам Матерью, Заступницей и примером служения Богу. Вдохнови нас на подвиг верного служения Тебе, Твоему Сыну и Его Церкви в это историческое и судьбоносное время приближающегося Великого Юбилея 2000 года и введи нас в третье тысячелетие достойными высокого звания христиан. Ты, Которая по матерински понимаешь трудности и надежды нашей жизни, особенно в борьбе между добром и злом, услышь наш зов о помощи и в об’ятьях Твоей Материнской любви укрой нас, обеспокоенных своей бренной и вечной судьбой.

О Пречистая Богородица, представь пред престолом Всемилостивого и Всемогущего Бога наше благодарение за обилие благодатей, которыми Он одаривает Россию, наше покаяние за грехи народа и нашу жертву, испроси благословения на будущее, на достижение мира, согласия и взаимопонимания. Твоим предстательством, да благоловит Он усилия по единению христиан во имя завета Господа: »Да буду все едино»; да воззрит милостиво на Церковь Свою, даруя Ей полную свободу и благодать многих и святых призваний к священству и монашеству; да благословит государственную власть в ее заботах о благосостоянии народа, его духовном развитии и соблюдении справедливости; да печется о наших семьях, чтобы были сильны Богом и нерушимы; да одарит детей и молодежь духовным, интеллектуальным и физическим развитием и хранит их от греховного соблазна; заблудшим да укажет путь обращения; неверующих да приведет к познанию истины; грешников — к покаянию; да сжалится над больными и бедными, страждущими и обремененными — над всеми, кто пребывает в нужде.

О Пресвятая Богородица, Покровительница земли российской, под Твою защиту прибегаем. Прими наше Тебе посвящение. Будь с нами на путях веры, надежды и любви. Твоим предстательством да наступит обращение сердец и да восторжествует добро. Молись о нас, чтобы исполняя волю Всевышнего мы всегда уподоблялись Твоему примеру, служения ему и ближнему. Просим через Христа Господа нашего. Аминь. Архиепископ Тадеуш Кондрусевич

Молитва св. Бернарда

Вспомни, о всемилостивая Дева Мария, что испокон века никто не слыхал о том, чтобы кто-либо из прибегающих к Тебе, просящих о Твоей помощи, ищущих Твоего заступничества, был Тобою оставлен. Исполненный такого упования, прихожу к Тебе, Дева и Матерь Всевышнего, со смирением и сокрушением о своих грехах. Не презри моих слов, о Мать Предвечного Слова, и благосклонно внемли просьбе моей. Аминь.

Молитва к Святому Духу

Господи, Царь Небесный, Дух истины и душа души моей, поклоняюсь Тебе и молю Тебя: наставь меня, укрепи меня, будь моим руководителем и учителем, научи меня тому, что мне следует делать. Поведай мне, Господи, все повеления Твои, я же обещаю исполнять их и с любовью приму все, что мне будет послано Тобою. Одного только прошу у Тебя: научи меня всегда творить волю Твою. Аминь.

Молитва св. Игнатия

Приими, Господи, всю свободу мою. Возьми память, разум и волю мою. Все, что имею или чем располагаю, все мне Тобою даровано, и потому предаю все в полное Твое распоряжение. Единственно любовь Твою и благодать Твою мне даруй, и буду богатства преисполнен, и никогда не попрошу я ничего другого. Аминь.

Как называется молитва у католиков

Христианская молитва

Миниатюра из монастыря Дионисиу на горе Афон (кодекс 587), выполненная в Константинополе в 1059 г.

Христос обращается к молитве к Отцу (ср. № 2599). Он мо­лится в уединении в пустынном месте. Его ученики наблюда­ют за Ним, почтительно оставаясь на расстоянии. Св. Петр, глава апостолов, обращается к другим ученикам Христа, ука­зывая им на Того, Кто есть Учитель и Путь христианской мо­литвы (ср. № 2607): «Господи! научи нас молиться» (Лк 11, 1).

Первый раздел
Молитва в христианской жизни

«Велика тайна веры». Церковь исповедует ее в Апостольском Символе (Часть Первая) и совершает ее в литургии таинств (Часть Вторая), чтобы жизнь верующих была сообразна Христу в Духе Святом во славу Бога Отца (Часть Третья). Итак, эта тайна требует того, чтобы верные веровали в нее, совершали ее и жили ею в личностном и жизненном общении с Богом, живым и истинным. Это общение — молитва.

Для меня молитва — это порыв сердца, это простой взгляд, обращенный к небу, это крик благодарности и любви — как в испытании, так и в радости 1 .

Молитва как дар Бога

«Молитва есть восхождение души к Богу или прошение у Бога подобающих благ» 2 . Откуда исходит наша молитва? От нашей гордыни и нашего своеволия или «из глубины» (Пс 130, 14) сердца смиренного и сокрушенного? Возвышается унижающий себя 3 . Смирение есть основание молитвы. «Мы не знаем, о чем молиться, как должно» (Рим 8, 26). Смирение — это готовность безвозмездно принять дар молитвы: человек — нищий пред Богом 4 .

«Если бы ты знала дар Божий!» (Ин 4, 10). Чудо молитвы подлинно открывается — у колодцев, к которым мы приходим доставать себе воду: тут Христос выходит навстречу каждому человеку, Он первый ищет нас и Он — Тот, Кто просит пить. Иисус жаждет. Его просьба исходит из глубин Бога, желающего нас. Молитва, знаем мы это или нет, есть встреча Божией жажды с нашей жаждой. Бог жаждет, чтобы мы жаждали Его 5 .

«Ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую» (Ин 4, 10). Наша просительная молитва парадоксальным образом является ответом. Ответом на жалобу живого Бога: «Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые!» (Иер 2, 13), — ответом веры на безвозмездное обещание спасения 6 , ответом любви на жажду Единородного Сына Божия 7 .

Молитва как союз

Откуда исходит молитва человека? Каким бы ни был язык молитвы (слова и жесты), человек молится весь. Но, обозначая источник молитвы. Писание иногда говорит о душе или о духе, а еще чаще — о сердце (более тысячи раз). Именно сердце молится. Если оно далеко от Бога, молитва напрасна.

Сердце — та обитель, в которой я нахожусь, в которой я живу (согласно семитскому, библейскому выражению — в которую я «нисхожу»). Это наш тайный центр, непостижимый для нашего разума и для других; только Дух Божий способен проникнуть в него и познать его. Сердце — место принятия решений, в самой глубине наших психических способностей. Оно — место истины, где мы выбираем между жизнью и смертью. Оно — место встречи, потому что, по образу Бога, мы живем во взаимоотношении: оно — место союза.

Христианская молитва — это связь, основанная на союзе между Богом и человеком во Христе. Она — действие Бога и человека; она проистекает от Духа Святого и от нас, полностью направленная к Отцу, в соединении с человеческой волей Сына Божиего, ставшего Человеком.

Молитва как общение

В Новом Завете молитва — это живая связь детей Божиих с их беспредельно благим Отцом, с Его Сыном Иисусом Христом и со Святым Духом. Благодать Царства есть «единство всецелой Пресвятой Троицы со всецелым духом» 8 . Таким образом молитвенная жизнь — это постоянное и естественное пребывание в присутствии Трисвятого Бога и в общении с Ним. Такое жизненное общение всегда возможно, потому что через крещение наше существо стало едино со Христом 9 . Молитва является христианской, поскольку она есть общение со Христом и возрастает в Церкви, которая есть Его Тело. Ее измерения — это измерения любви Христовой 10 .

ГЛАВА ПЕРВАЯ
Откровение молитвы. Вселенский призыв к молитве

Человек пребывает в поисках Бога. В сотворении мира Бог призывает все сущее из небытия к бытию. Человек, которого Бог «увенчал славою и честью» (Пс 8, 6), способен вслед за ангелами познать, «как величественно имя Господа по всей земле» (Пс 8, 2). Даже после того, как вследствие греха человек утрачивает подобие Богу, он остается носителем образа Творца. Человек по-прежнему желает Того, Кто призывает его к бытию. Все религии свидетельствуют об этих основных поисках людей 11 .

Смотрите так же:  Молитва когда на душе страх

Бог первый призывает человека. Забыл ли человек своего Создателя или скрылся далеко от Его лица, устремился ли вслед идолов или обвиняет Бога в том, что Он его покинул. Бог, живой и истинный, неустанно призывает каждого человека к таинственной встрече в молитве. Это действие любви верного Бога всегда оказывается в молитве на первом месте, а действие человека — всегда ответ. По мере того, как Бог открывает Себя человеку и открывает человека ему самому, молитва становится взаимным призывом, драмой союза. Через слова и действия в эту драму вовлекается сердце, и она раскрывается на протяжении всей истории.

Статья первая
В Ветхом Завете

Откровение молитвы в Ветхом Завете вписывается в период между падением и восстановлением человека, между скорбным призывом Бога к Его первым детям: «Где ты? (. ) Что ты сделала?» (Быт 3, 9. 13) — и ответом Единородного Сына, входящего в мир («Вот, иду исполнить волю Твою, Боже»: Евр 10, 5-7). Поэтому молитва связана с человеческой историей, она есть связь с Богом в исторических событиях.

Творение — источник молитвы

Молитва живет прежде всего исходя из реальности Творения. Первые девять глав книги Бытия описывают эту связь с Богом: Авель приносит в жертву «от первородных стада» 12 ; Енос призывает имя Божие 13 ; Енос «ходит перед Богом» (Быт 5, 24). Жертвоприношение Ноя «приятно» Богу, Который благословляет его и через него благословляет все творение 14 , ибо сердце Ноя праведно и непорочно: он тоже «ходил пред Богом» (Быт 6, 9). Это качество молитвы испытано многими праведниками во всех религиях.

В Своем нерушимом союзе (завете) с живыми душами 15 Бог всегда призывает людей молиться Ему. Но особенное откровение молитвы начинается в Ветхом Завете с отца нашего Авраама.

Обещание и молитва веры

Как только Бог призывает Авраама, тот отправляется в путь, «как сказал ему Господь» (Быт 12, 4): его сердце полностью «предано слову», он послушен. То, что важно в молитве, — это внимание сердца, которое обращается в согласии с Богом; значение слов относительно по сравнению с ним. Но молитва Авраама сперва выражается в действиях: будучи молчальником, он строит на каждом этапе пути жертвенник Господу. Лишь позже появляется его первая молитва словами — потаенная жалоба, напоминающая Богу о Его обещаниях, которые как будто не выполняются 16 . Таким образом, с самого начала проявляется один из аспектов драмы молитвы: испытание веры в верность Бога.

Уверовав в Бога 17 , ходя в Его присутствии и в союзе с Ним 18 , патриарх готов принять в своем шатре таинственного Гостя: это восхитительное гостеприимство в Мамре — прелюдия к благовещению истинного Сына обетования 19 . С того момента, когда Бог доверил Аврааму Свой замысел, сердце патриарха пребывает в согласии с состраданием его Господа к людям, и он дерзает ходатайствовать за них с доверием и смелостью 20 .

В качестве последнего очищения веры Авраам поставлен перед требованием, «имея обетование» (Евр 11, 17), принести в жертву сына, которого Бог дал ему. Вера Авраама не ослабевает: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения» (Быт 22, 8), «ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр 11, 19). Так отец верующих стал сообразен подобию Отца, Который не пощадит Своего собственного Сына, но предаст Его за всех нас 21 . Молитва восстанавливает человека в подобие Божие и приобщает его силе любви Бога, спасающего многих 22 .

Бог возобновляет Свое обещание Иакову, праотцу двенадцати колен Израилевых 23 . Перед встречей с Исавом Иаков всю ночь борется с таинственным «Некто», Который отказывается назвать Иакову Свое имя, но благословляет его, перед тем как исчезнуть на заре. Предание Церкви сохранило это повествование, усматривая в нем символ молитвы как борьбы в вере и победы постоянства 24 .

Моисей и молитва посредника

Когда обещание начинает выполняться (Пасха, Исход, дарование закона и заключение завета), молитва Моисея становится ярким образом заступнической молитвы, которая совершится в «едином Посреднике между Богом и человеками, Христе Иисусе» (1 Тим 2, 5).

Здесь опять Бог приходит первым. Он из горящего куста — неопалимой купины — призывает Моисея 25 . Это событие останется одним из основополагающих образов молитвы в духовной традиции иудаизма и христианства. Действительно, если «Бог Авраама, Исаака и Иакова» призывает Своего служителя Моисея, Он — Бог Живой, Который хочет, чтобы люди имели жизнь. Он открывает Себя, чтобы спасти их, но не в одиночку, не против их воли. Он призывает Моисея, чтобы послать его, чтобы приобщить его к Своему состраданию и делу спасения. В обращении к Моисею звучит как бы мольба Бога, и Моисей, после долгих споров, приведет свою волю в согласие с волей Бога-Спасителя. Но в этом диалоге, когда Бог доверяется Моисею, Моисей также учится молитве: он пытается уйти, он возражает и, главное, он просит, и в ответ на его просьбу Господь доверяет ему Свое несказанное имя, которое откроется в дивных Его делах.

Итак, «Господь говорил с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх 33, 11). Молитва Моисея — типичная созерцательная молитва, благодаря которой слуга Божий верен своему призванию. Моисей часто и долго «беседует» с Богом — восходя на гору, чтобы послушать Его и обратиться к Нему с мольбой, и спускаясь к народу, чтобы пересказать ему слова его Бога и предводительствовать им. «Он верен во всем дому Моему, устами к устам говорю Я с ним» (Числ 12, 7-8), — ибо «Моисей был человек кротчайший из всех людей на земле» (Числ 12, 3).

В этой близости с Богом, человеколюбивым, долготерпеливым и многомилостивым 26 , Моисей почерпнул силу и постоянство для своего заступничества. Он не молится о себе, но молится о народе, который Бог взял в удел. Уже во время битвы с Амаликитянами 27 или желая исцелить болезнь Мариами 28 , Моисей заступается; и особенно после отступничества народа, когда он «становится на расселине» пред Богом (Пс 106, 23), чтобы спасти народ 29 . Аргументы его молитвы (заступничество — тоже мистическая борьба) вдохновят дерзновение великих молитвенников еврейского народа, равно как и Церкви: Бог есть Любовь, Он поэтому справедлив и верен; Он не может Себе противоречить; Он должен помнить о чудных делах Своих; спор идет о Его славе; Он не может бросить народ, который носит Его имя.

Давид и молитва царя

Молитва народа Божия расцветет под сенью обители Бога 30 , ковчега завета и, впоследствии, Храма. Сначала предводители народа — пастыри и пророки — учат его молитве. Отрок Самуил должен учиться у своей матери Анны, как «стоять пред Господом» 31 , и у священника Илия, как слушать слово Господне: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1 Цар 3, 9-10). Позже он тоже узнает ценность и весомость заступничества: «Я не допущу себе греха, чтобы перестать молиться за вас, и буду наставлять вас на путь добрый и прямой» (1 Цар 12, 23).

Давид 32 — в высшей степени царь «по сердцу Богу», пастырь, молящийся о своем народе и во имя его; его покорность воле Божией, хвала и покаяние станут образцом молитвы для народа. Он помазанник Божий, его молитва есть приобщение в верности Божиему обещанию 33 , а также исполненное любви и радости доверие к Тому, Кто единственный Царь и Господь. В псалмах Давид, вдохновленный Духом Святым, становится первым пророком иудейской и христианской молитвы. Молитва Христа, истинного Мессии и Сына Давидова, раскроет и восполнит смысл этой молитвы.

Иерусалимский Храм, дом молитвы, который хотел построить Давид, станет творением его сына Соломона. Молитва освящения Храма 34 основывается на обетовании Бога и Его завете, на действенном присутствии имени Бога среди Его народа и воспоминании чудес Исхода. Царь в это время воздевает руки к небу и молит Господа о себе, о всем народе, о грядущих поколениях, о прощении их грехов и об их каждодневных потребностях, чтобы все народы познали, что Он есть единственный Бог, и сердце Его народа было целиком предано Ему.

Илия, пророки и обращение сердца

Храм должен был стать для народа Божия местом воспитания к молитве: паломничества, праздники, жертвоприношения, вечерняя жертва, воскурения фимиама, хлебные предложения — все эти знаки святости и славы Бога, Всевышнего и совсем близкого, были призывами к молитве и путями молитвы. Но ритуализм зачастую приводил народ к чисто внешнему культу. Требовалось воспитание веры, обращение сердца. Это стало миссией пророков до и после вавилонского пленения.

Илия — отец пророков, «рода ищущих Бога, ищущих лица Его» (ср. Пс 24, 6). Его имя — «Господь есть Бог мой» — возвещает вопль народа в ответ на молитву пророка на горе Кармил 35 . Апостол Иаков напоминает нам об Илии, чтобы призвать к молитве: «Много может усиленная молитва праведного» (Иак 5, 16-18).

Познав милосердие в месте своего убежища у потока Хорафа, Илия учит вдову в Сарепте вере в слово Божие — и эту веру он утверждает своей настойчивой молитвой: Бог возвращает к жизни ребенка вдовы 36 .

Во время жертвоприношения на горе Кармил, когда вера Божьего народа подвергается решающему испытанию, именно по молитве Илии огонь Божий сжигает жертву во время вечернего жертвоприношения. «Услышь меня, Господи, услышь меня!» — это слова Илии воспроизводятся в евхаристическом эпиклесисе литургии восточных обрядов 37 .

Наконец, вновь отправляясь в пустыню к месту, где Бог, живой и истинный, открыл Себя Своему народу, Илия прячется, подобно Моисею, «в расселину скалы», доколе перед ним не «пройдет» таинственное Присутствие Бога 38 . Но только на горе Преображения откроет Себя Тот, Чьего Лица они ищут 39 : познание Славы Божией сияет в лике Христа, распятого и воскресшего 40 .

Из встреч «наедине с Богом» пророки черпают свет и силу для своего служения. Их молитва — не бегство от неверного мира, но слушание слова Божиего, порой спор или жалоба, всегда заступничество, ожидающее и подготавливающее вмешательство Бога-Спасителя, Господа истории 41 .

Псалмы — молитва собрания

Со времени Давида вплоть до пришествия Мессии священные книги содержат тексты молитв, свидетельствующие об углублении молитвы — за себя и за других 42 . Постепенно был создан сборник псалмов, состоящий из пяти книг. Псалмы (т.е. «Хваления») представляют собой шедевры ветхозаветной молитвы.

Псалмы питают и выражают молитву народа Божиего как собрания во время великих праздников в Иерусалиме и каждую субботу в синагогах. Эта молитва нераздельно индивидуальная и общинная. Она касается как самого молящегося, так и всех людей. Она возносится со Святой Земли и из общин диаспоры, но она охватывает все творение. Она напоминает о спасительных событиях прошлого и простирается до завершения истории. Она поминает уже осуществившиеся обетования Божий и ожидает Мессию, Который исполнит их окончательно. Псалмы, моления которых нашли свое полное осуществление в Христе, остаются существенной составляющей молитвы Его Церкви 43 .

Псалтирь — книга, в которой слово Божие становится молитвой человека. В других книгах Ветхого Завета «слова провозглашают дела (Бога для людей) и открывают тайну, содержащуюся в них» 44 . В Псалтири слова псалмопевца, воспеваемые для Бога, выражают спасительные дела Божий. Тот же Дух вдохновляет дело Божие и ответ человека. Христос соединит одно с другим. В Нем псалмы продолжают учить нас молитве.

Словесное многообразие молитвы псалмов рождается одновременно в литургии Храма и в сердце человека. Псалмы — будь то гимны, молитвы в скорби или благодарения, индивидуальные или общинные моления, царские или паломнические песнопения, размышления о Премудрости — являются зеркалом чудес Бога в истории Его народа и жизненных ситуациях, пережитых псалмопевцем. Псалом может отражать событие прошлого, но он настолько стройно выдержан, что годится как молитва для людей в любом положении и в любую эпоху.

К числу постоянных черт псалмов относятся: простота и спонтанность молитвы; стремление к Богу через все благое и со всем благим в творении; тяжелое положение верующего, подвергающегося из-за своей любви к Богу, Которого он ставит выше всего, нападкам множества врагов и многочисленным искушениям; наконец, ожидание того, что совершит верный Своим обещаниям Бог, уверенность в Его любви, предание себя Его воле. Молитва псалмов всегда поддерживается хвалой, поэтому и само название сборника соответствует его содержанию: «Хваления». Сборник составлялся для совместной молитвы собрания, поэтому в нем звучит призыв к молитве и ответ на него: «Халлелу-Йах» (Аллилуя), «Хвалите Господа!».

Есть ли что-либо лучшее, чем псалом? Потому и Давид так хорошо говорит: «Хвалите Господа, ибо благ псалом; Богу нашему — хвала сладостная и подобающая!» Это воистину так. Ибо псалом есть благословение, произносимое народом, хвала Богу, воздаваемая собранием, общее рукоплескание, вселенское слово, голос Церкви, мелодическое исповедание веры. 45

«Молитва есть вознесение души к Богу или прошение у Бога подобающих благ» 46 .

Бог неустанно призывает каждого человека к мистической встрече с Ним. Молитва сопровождает всю историю спасения как взаимный призыв Бога и человека.

Молитва Авраама и Иакова представляет собой борьбу, ведомую верой, в доверии верности Бога и уверенности в победе, обещанной за постоянство.

Молитва Моисея является ответом на инициативу живого Бога, желающего спасти Свой народ. Она прообразует заступничество единственного Посредника — Иисуса Христа.

Молитва народа Божия расцветает под сенью обители Божией — ковчега завета и Храма, под предводительством пастырей — особенно царя Давида — и пророков.

Пророки призывают к обращению сердца и, пламенно ища Лица Божиего, подобно Илии, ходатайствуют о народе.

Псалмы представляют собой шедевры ветхозаветной молитвы. В них нераздельно присутствуют два компонента: индивидуальный и общинный. Псалмы охватывают все периоды истории, поминая уже осуществившиеся Божий обещания и уповая на пришествие Мессии.

Молитва Псалмов совершается во Христе, поэтому они — существенный и постоянный элемент молитвы Его Церкви. Они подходят для людей во всяком положении и во все времена.

Статья вторая
В полноте времени

Драма молитвы полностью открывается нам в Слове, Которое стало плотью и обитало с нами. Пытаться понять Его молитву через то, что ее свидетели возвещают нам в Евангелии, — значит приближаться к Святому Господу Иисусу, как Моисей приближался к неопалимой купине: сначала созерцать Его Самого в молитве, затем слушать, как Он учит нас молиться, чтобы, наконец, узнать, как Он внимает нашей молитве.

Сын Божий, ставший Сыном Девы, научился молитве Своим человеческим сердцем. Он научился ей у Своей Матери, Которая хранила в сердце все «великие дела» Всемогущего Бога и размышляла о них 47 . Он научился ей из слов и ритмов молитв Своего народа в синагоге Назарета и в Храме. Но Его молитва имеет тайный источник, как Он дает понять в возрасте двенадцати лет: «Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (Лк 2, 49). Здесь начинает открываться новизна молитвы в полноте времени: сыновняя молитва, которую ожидал Отец от Своих детей, должна, в конечном счете, быть пережита Самим Единородным Сыном в его Человечестве, с людьми и ради людей.

Евангелие от Луки подчеркивает действие Святого Духа и смысл молитвы в служении Христа. Иисус молится перед решающими моментами Своей миссии: перед тем, как Отец свидетельствует о Нем при Его Крещении 48 и Преображении 49 , перед тем, как Он исполнит замысел любви Отца в Своих страстях 50 . Он молится, кроме того, перед решающими моментами, касающимися служения апостолов: перед тем, как избрать и призвать их 51 , перед тем, как Петр исповедует Его как «Христа Божия» 52 и чтобы вера главы апостолов не ослабела в искушении 53 . Молитва Иисуса перед спасительными событиями, которые Отец поручает Ему совершить, — это полное смирения и доверия предание Своей воли любящей воле Отца.

«Случилось, что, когда Он в одном месте молился и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться» (Лк 11, 1). Не потому ли ученик желает молиться, что сначала он созерцает молитву своего Учителя? Он может, таким образом, научиться у Учителя молитвы. Созерцая и слушая Сына, дети учатся молиться Отцу.

Иисус зачастую удаляется для молитвы, совершая ее в уединении, на горе, предпочтительно ночью 54 . Он представляет людей в Своей молитве, потому что Он принял Человеческое естество в Своем воплощении, и Он приносит их как дар Отцу, принося Самого Себя. Он, Слово, Которое «стало плотью», приобщается в Своей человеческой молитве всему тому, чем живут Его «братья» (Евр 2, 12). Он сострадает их немощам, чтобы избавить их от немощей 55 . Именно для этого послал Его Отец. Его слова и дела оказываются, таким образом, зримым проявлением Его молитвы «втайне».

Из молитв Христа во время Его служения евангелисты сохранили две, воспроизведя их почти дословно. И обе они начинаются благодарением. В первой из них 56 Иисус исповедует Отца, узнает Его и благословляет, ибо Он сокрыл тайны Царства от тех, кто считает себя учеными, и открыл «младенцам» («нищим» Заповедей Блаженства). Его трепетный возглас «Ей, Отче» (т.е. «Да, Отче!») вырывается из глубин Его сердца и выражает полное согласие с «благоволением» Отца, являясь эхом слов Его Матери в момент зачатия — «да будет Мне по слову Твоему» — и как бы вступлением к тому, что Он скажет Отцу во время борения в Гефсиманском саду. Вся молитва Иисуса состоит в этом согласии любви — согласии Его человеческого сердца с «тайной воли» Отца (Еф 1, 9).

Вторая молитва приводится св. евангелистом Иоанном 57 в эпизоде, предшествующем воскрешению Лазаря. Это событие предваряется благодарением: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». Это значит, что Отец всегда внемлет прошениям Сына. Иисус добавляет: «Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня», — значит, Иисус, со Своей стороны, просит Отца постоянно. Так, поддерживаемая благодарением, молитва Иисуса открывает нам, как нужно просить: прежде, нежели дар будет дан, Иисус соглашается с Тем, Кто дарует и отдает Себя в дарах. Более драгоценен Даритель, нежели даваемый дар. Он есть «Сокровище», и в Нем пребывает сердце Сына: дар дается «с избытком» 58 .

«Первосвященническая» молитва Иисуса 59 занимает исключительное место в домостроительстве спасения. Ей будет посвящено размышление в конце первого раздела. Она действительно открывает нам актуальность всех молитв нашего Первосвященника и при этом содержит то, чему Он учит нас в молитве, обращенной к Отцу нашему, о чем пойдет речь во втором разделе.

Когда приходит час исполнить замысел любви Отца, Иисус предоставляет на мгновение возможность увидеть неизмеримую глубину Его сыновней молитвы — не только перед тем, как Он добровольно отдаст Себя («Отче. Не Моя воля, но Твоя да будет»: Лк 22, 42), но вплоть до самых последних слов на кресте, где молитва и приношение составляют одно целое: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк 23, 34); «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23, 43); «Жено! се, сын Твой! (. ) Се, Матерь твоя!» (Ин 19, 26-27); «Жажду» (Ин 19, 28); «Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк 15, 34) 60 ; «Совершилось!» (Ин 19, 30); «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лк 23, 46), — вплоть до «сильного вопля», с которым Иисус испускает дух 61 .

Смотрите так же:  Молитва чтобы продавец не воровал

Все горести во все времена человечества, порабощенного грехом и смертью, все прошения и ходатайства истории спасения сосредоточены в этом вопле Слова воплощенного. И Отец принял их и ответил на них сверх всякой надежды, воскресив Своего Сына. Так исполнилась и совершилась драма молитвы в домостроительстве творения и спасения. Псалтырь дает нам ключ к драме во Христе. Именно в нынешнем дне Воскресения Отец говорит: «Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя. Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе» (Пс 2, 7-8) 62 .

Послание к Евреям с драматизмом объясняет, как молитва Иисуса побеждает и дает спасение: «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение. Хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию; и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр 5, 7-9).

Иисус учит молитве

Когда Иисус молится, Он уже учит нас молитве. Божественный путь нашей молитвы — это Его молитва Отцу. Но Евангелие дает нам ясное наставление Иисуса о молитве. Как педагог Он начинает наше обучение с того места, на котором мы находимся, и постепенно ведет нас к Отцу. Обращаясь к толпам народа, идущим за ним, Иисус исходит из того, что эти люди уже знакомы с ветхозаветной молитвой, и готовит их к новизне грядущего Царства. Затем Он в притчах раскрывает эту новизну. Наконец, Своим ученикам, которые должны стать учителями молитвы в Его Церкви, Он говорит прямо об Отце и о Духе Святом.

Начиная с Нагорной Проповеди, Иисус настаивает на обращении сердца: примирение с братом до того, как приносить дар на жертвенник 63 , любовь к врагам и молитва за гонителей 64 , молитва к Отцу «втайне» (Мф 6, 6), немногословие в молитве 65 , прощение от всего сердца в молитве 66 , чистота сердца и искание Царства 67 . Это обращение полностью устремлено к Отцу, но оно — сыновнее.

Сердце, таким образом решившее обратиться, учится молитве в вере. Вера есть сыновнее согласие с Богом, превышающее все то, что мы чувствуем или понимаем. Оно становится возможным потому, что Возлюбленный Сын Божий открыл нам доступ к Отцу. Он может велеть нам «искать» и «стучаться», потому что Он Сам — врата и путь 68 .

Так же, как Он молится Отцу и благодарит Его перед тем, как принять Его дары, Иисус учит нас этому сыновнему дерзновению: «Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам» (Мк 11, 24). Такова сила молитвы: «Все возможно верующему» (Мк 9, 23). Такова сила веры, «которая не усомнится» (Мф 21, 21). Насколько Иисус опечален «неверием» Своих близких (Мк 6, 6) и «маловерием» Своих учеников (Мф 8, 26), настолько же Он восхищен верой римского сотника (Мф 8, 10) и хананеянки (Мф 15, 28).

Молитва веры состоит не только в том, чтобы говорить: «Господи, Господи», но и в том, чтобы настроить сердце для исполнения воли Отца (Мф 7, 21). Иисус призывает учеников к тому, чтобы молитва содержала в себе стремление содействовать Божественному замыслу 69 .

В Иисусе «приблизилось Царство Божие». Он призывает к обращению и к вере, но также к бодрствованию. В молитве ученик, бодрствуя, сосредоточенно ожидает Сущего, Который грядет, — в воспоминании Его первого Пришествия в смирении плоти и в уповании на Его второе Пришествие во Славе 70 . Молитва учеников, пребывающих в общении со своим Учителем, — это борьба; бодрствуя в молитве, мы не впадаем в искушение 71 .

Три важные притчи о молитве доносит до нас св. евангелист Лука:

Первая из них, «О докучливом друге» 72 , приглашает к настойчивой молитве: «Стучите, и отворят вам». Тому, кто так молится. Отец Небесный «даст все, в чем он нуждается», а главное — Духа Святого, содержащего все дары.

Вторая притча, «О докучливой вдове» 73 , сосредоточена на одном из качеств молитвы: нужно всегда неустанно молиться с терпением и верой. «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

Третья притча, «О мытаре и фарисее» 74 , касается смирения молящегося сердца. «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Эту молитву неустанно творит Церковь: «Господи, помилуй!». («Kyrie eleison»).

Открыто доверяя Своим ученикам тайну молитвы к Отцу, Иисус открывает им, какой должна быть их и наша молитва, когда Он вернется к Отцу в Своем прославленном Человеческом естестве. Теперь Он заповедает нечто новое: «просить во имя Его» (Ин 14, 13). Вера в Иисуса вводит учеников в познание Отца, ибо Иисус есть «Путь и Истина и Жизнь» (Ин 14, 6). Вера приносит свой плод в любви: соблюдать Его слово. Его заповеди, пребывать с Ним в Отце, Который в Нем любит нас до такой степени, что обитает в нас. В этом новом завете наша уверенность в том, что Отец внемлет нашей молитве, основывается на молитве Иисуса 75 .

Более того, когда наша молитва соединяется с молитвой Иисуса, Отец дает нам «другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа Истины» (Ин 14, 16-17). Такая новизна молитвы и ее условий открылась во время прощальной беседы Иисуса с учениками 76 . В Духе Святом христианская молитва становится общением любви с Отцом, не только через Христа, но и во Христе: «Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна» (Ин 16, 24).

Иисус внемлет молитве

Молитва к Иисусу уже принята Им во время Его земного служения в знамениях, предвосхищающих могущество Его смерти и Воскресения: Иисус внемлет молитве веры, выраженной словами (прокаженного 77 ; Иаира 78 ; хананеянки 79 ; благоразумного paзбoйникa 80 ) или молитвы молчаливой (принесшие расслабленного 81 ; женщина, страдающая кровотечением, которая прикасается к Его одежде 82 ; слезы и миро грешницы 83 ). Настойчивое моление евангельских слепых — «Помилуй нас, Сын Давидов!» (Мф 9, 27) или «Иисус, Сын Давидов! помилуй меня» (Мк 10, 48) — вошло в Предание Церкви в словах Молитвы Иисусовой: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного!» Исцеляя болезни или прощая грехи, Иисус всегда отвечает на молитву, с верой обращенную к Нему; «Иди с миром, вера твоя спасла тебя!»

Св. Августин удивительно емко резюмирует три аспекта молитвы Иисуса: «Он молится за нас как наш Священник; Он молится в нас как наш Глава; к Нему обращены наши молитвы как к нашему Богу. И да узнаем наши голоса в Нем я Его голос в нас» 84 .

Молитва Девы Марии

Молитва Марии открывается нам на заре полноты времени. Перед Воплощением Сына Божиего и перед излиянием Святого Духа, Ее молитва исключительным образом содействует замыслу благоволения Отца — в момент Благовещения ради зачатия Христа 85 и в момент Пятидесятницы ради основания Церкви, Тела Христова 86 . В вере Его смиренной Рабы дар Бога принят так, как сам Бог ожидает с начала времени. Та, Которую Вседержитель сделал «благодатной», отвечает приношением всего Своего существа: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему». «Да будет!» («Fiat!») — такова христианская молитва: полностью принадлежать Ему, потому что Он полностью принадлежит нам.

Евангелие повествует нам, как Мария молится и в вере заступается: в Кане 87 Мать Иисуса просит Своего Сына позаботиться о брачном пире, который есть знамение другой Вечери — Вечери Агнца, дающего Свое Тело и Свою Кровь по просьбе Церкви, Его Невесты. Когда совершается Новый Завет, у подножия Креста 88 , услышана молитва Марии как Женщины, новой Евы, истинной «Матери живых».

Вот почему Песнь Богородицы 89 (латинское «Magnificat», — «Величит [душа Моя Господа]. » византийское «????????????» — является одновременно гимном Матери Божией и Церкви — гимном Дочери Сиона и нового Народа Божия, гимном благодарения за полноту благодати, излитой в домостроительстве спасения, песнопением «нищих», чья надежда осуществилась исполнением обещаний, данных праотцам ради «Авраама и семени его до века».

В Новом Завете совершенным образом молитвы является сыновняя молитва Иисуса. Совершаемая зачастую в уединении, втайне, молитва Иисуса есть согласие любви с волей Отца вплоть до Креста и полная уверенность в том, что молитва будет услышана.

Наставляя учеников, Иисус учит их молиться очистив сердце, с живой и твердой верой, с сыновним дерзновением. Он призывает их бодрствовать и во имя Его просить Отца. Иисус Христос Сам внемлет молитвам, обращенным к Нему.

Молитва Девы Марии — Ее «Да будет» («Fiat») и Ее Величание «Magnificat» — свидетельствуют о том, как в вере Своей Она полностью приносит Себя в дар Богу.

Статья третья
Во времена Церкви

В день Пятидесятницы Дух обетования был ниспослан на учеников Христа, которые «были все вместе» (Деян 2, 1)и ожидали Его «единодушно в постоянной молитве» (Деян 1, 14)*. Дух, Который учит Церковь и напоминает ей все, что говорил Иисус 90 , также взращивает и ее молитвенную жизнь.

В первой общине в Иерусалиме верующие «постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян 2, 42). Эта последовательность характерна для молитвы Церкви: основанная на апостольской вере и утвержденная любовью, она питается Евхаристией.

Эти молитвы — прежде всего те, которые верные слушают и читают в Писаниях, но они вводят молящихся в настоящее время, в особенности молитву псалмов, исполнение которых происходит во Христе 91 . Дух Святой, Который таким образом напоминает о Христе Его молящейся Церкви, также ведет Ее к полной истине и порождает новые формулировки, выражающие непостижимую тайну Христа, действующего в жизни, таинствах и миссии Его Церкви. Эти формулировки получат развитие в великих литургических и духовных традициях. Формы молитвы, которые явствуют из канонических апостольских Писаний, останутся нормативными для христианской молитвы.

I. Благословение и поклонение

Благословение выражает глубинное движение христианской молитвы: оно является встречей Бога и человека; в нем зовут друг друга и объединяются Дар Божий и принятие его человеком. Молитва благословения — это ответ человека на дары Божий: поскольку Бог благословляет человека, сердце человека может благословлять в ответ Того, Кто есть Источник всякого благословения.

Это движение выражается в двух основных формах: оно возносится, поддерживаемое Духом Святым, через Христа к Отцу (мы благословляем Его за то, что Он благословил нас 92 ); оно испрашивает благодать Святого Духа, которая через Христа ниспосылается от Отца (это Он нас благословляет 93 ).

Поклонение — это первое проявление человека, признающего себя творением пред лицом своего Творца. В нем прославляется величие Господа, создавшего нас 94 и всемогущего Спасителя, избавляющего нас от зла. В нем — преклонение духа пред «Царем славы» (Пс 24, 9-10) и почтительное молчание пред Богом, «всегда более Великим» 95 . Поклонение Богу, Трисвятому и достойному любви превыше всего, наполняет нас смирением и придает уверенность нашим молениям.

II. Просительная молитва

Лексика моления богата оттенками в Новом Завете: просить, требовать, настойчиво добиваться, взывать, вопиять, кричать, «подвизаться в молитвах» 96 . Самая привычная форма молитвы — поскольку она самая спонтанная — это просьба. Именно в просительной молитве выражено сознание нашей связи с Богом: будучи творениями, мы не от себя самих происходим, не властны над бедами и не являемся самоцелью; будучи грешниками, мы — христиане — знаем, что отдаляемся от Отца. Прося Его, мы уже к Нему возвращаемся.

В Новом Завете почти не встречается та форма молитвы, которая называется плачем и часто присутствует в Ветхом Завете. Отныне во Христе воскресшем прошение Церкви исполнена надежды, даже если мы по-прежнему пребываем в ожидании и каждый день вновь должны обращаться. Христианское прошение вырывается из совсем иной глубины; это прошение, которое св. апостол Павел называет «стоном»: это стон всего творения в «родовых муках» (Рим 8, 22*), это наш стон в ожидании «искупления тела нашего, ибо мы спасены в надежде» (Рим 8, 23-24), и, наконец, «неизреченные воздыхания» Самого Духа Святого, Который «помогает немощи нашей, ибо о чем нам молиться, как надлежит, мы не знаем» (Рим 8, 26*).

Просьба о прощении — первое движение просительной молитвы (ср. слова мытаря: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» — Лк 18, 13). Праведную и чистую молитву должна предварять просьба о прощении. Смирение, исполненное доверия, вновь вводит нас в свет общения с Отцом и Его Сыном Иисусом Христом, а также друг с другом 97 . Тогда, «чего ни попросим, получим от Него». Просьба о прощении — предпосылка к Евхаристическому богослужению, как и к индивидуальной молитве.

Христианское молитвенное прошение сконцентрировано на искании грядущего Царства в соответствии с учением Иисуса 98 . Существует иерархия прошений: сначала мы просим Царства, затем — того, что необходимо для его обретения и содействия его пришествию. Это содействие служению Христа и Святого Духа, которое теперь является служением Церкви, есть предмет молитвы апостольской общины 99 . Молитва Павла — апостола в самом глубоком смысле этого слова — показывает нам, как забота Бога обо всех Церквах должна воодушевлять христианскую молитву 100 . Молитвою всякий крещеный содействует наступлению Царства.

Когда мы таким образом приобщаемся к спасительной любви Бога, мы понимаем, что всякая нужда может стать предметом прошения. Христос, Который принял на Себя все, чтобы все искупить, прославляется прошениями, которые мы приносим Отцу во имя Его 101 . Уверенные в этом, апостолы Иаков 102 и Павел увещевают нас молиться во всех обстоятельствах 103 .

III. Ходатайственная молитва

Ходатайственная молитва — это просительная молитва, в наибольшей мере приближающая нас к молитве Иисуса. Он — единственный Ходатай пред Отцом о всех людях, в том числе и о грешниках 104 . Он «может всегда спасать приходящих через Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евр 7, 25). Дух Святой Сам «ходатайствует за нас, (. ) ходатайствует за святых по воле Божией» (Рим 8, 26-27).

Ходатайство — прошение в пользу других — со времен Авраама свойственно сердцу, живущему с согласии с Божьим милосердием. Во времена Церкви ходатайственная молитва христиан причастна ходатайству Христа: она есть выражение общения святых. В ходатайственной молитве молящийся «не о себе только заботится, но и о других» (Флп 2, 4), молясь даже о тех, кто обижает его 105 .

В первых христианских общинах эта форма соучастия была весьма интенсивной 106 . Апостол Павел таким образом позволяет этим общинам участвовать в его служении Евангелию 107 , но также и сам ходатайствует за них в молитвах 108 . Ходатайственные молитвы христиан не знают границ: «за всех людей, за царей и всех носителей власти (1 Тим 2, 1*), за гонителей 109 , о спасении тех, кто отвергает Евангелие 110 .

IV. Благодарственная молитва

Благодарение характерно для молитвы Церкви, которая, совершая Евхаристию, являет себя и еще больше становится собою. Действительно в деле спасения Христа освобождает творение от греха и смерти, чтобы вновь посвятить его Богу и вернуть Отцу во славу Его. Благодарение членов Тела приобщается к благодарению Главы.

Любое событие и любая нужда могут стать предметом молитвенного прошения и даром благодарения. Послания св. апостола Павла часто начинаются и оканчиваются словами благодарения, и всегда там присутствует Господь Иисус. «За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1Фес 5, 18). «Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением» (Кол 4, 2).

V. Хвалебная молитва

Хвала — это молитва, наиболее непосредственно признающая, что Бог есть Бог. Хвала воспевает Бога ради Него Самого, славит Его, не только за то, что Он сделал, но и за то, что ОН ЕСТЬ. Она приобщается блаженству чистых сердец, которые любят Бога с верою, прежде нежели увидят Его во славе. Через хвалу Дух Святой соединяется с нашим духом, чтобы свидетельствовать о том, что мы — дети Божии 111 , свидетельствуя и о Единородном Сыне Божием, в Котором мы обрели усыновление и через Которого мы прославляем Отца. Хвала включает в себя другие формы молитвы и возносит их к Тому, Кто есть их Начало и Конец: «Один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него» (IKop 8, 6).

Св. Лука часто упоминает в своем Евангелии восхищение и хвалу перед чудесами Иисуса. Он подчеркивает также восхищение и хвалу по поводу действий Святого Духа, какими являются Деяния Апостолов: первая христианская община Иерусалима 112 , исцеление хромого Петром и Иоанном 113 , прославление Бога 114 толпою народа, язычники в Писидии, которые «радовались и прославляли слово Господне» (Деян 13, 48).

«Назидайте самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф 5, 19*; ср. Кол 3, 16). Как и богодухновенные авторы Нового Завета, первые христианские общины постоянно читают Псалтирь, воспевая псалмами тайну Христа. В новизне Духа Святого они составляют также гимны и песнопения, исходя из неслыханного дела, совершенного Богом в Его Сыне: Его Воплощения, Его смерти, победившей смерть. Его Воскресения и Вознесения одесную Отца 115 . Именно от этого «чуда» всего домостроительства спасения возносится славословие и хвала Богу 116 .

Апокалипсис — Откровение о том, что «грядет скоро», — зиждется на песнопениях небесной литургии 117 , а также на ходатайстве «свидетелей» (мучеников: Откр 6, 10). Пророки и святые, все те, ко принял насильственную смерть на земле за свидетельство об Иисусе 118 , бесчисленные сонмы тех, кто, пройдя через великие страдания, предваряет нас в Царстве Божием, воспевают хвалу, прославляя Сидящего на престоле и Агнца 119 . В общении с ними Церковь на земле также поет эти гимны в вере и в испытаниях. Вера — в просительной и ходатайственной молитве — надеется сверх надежды и воздает благодарение «Отцу светов, от Которого нисходит всякий дар совершенный» (Иак 1, 17). Итак, вера есть чистая хвала.

Евхаристия содержит и выражает все формы молитвы: она — «чистая жертва» всего Тела Христова «во славу имени Его» 120 ; в Предании Востока и Запада именно она — «жертва хвалы».

Дух Святой, Который учит Церковь и напоминает ей все, что говорил Иисус, образует ее к молитвенной жизни, порождая выражения, обновляющиеся в рамках неизменных форм: благословения, прошения, ходатайства, благодарения и хвалы.

Потому, что Бог благословляет человека, сердце человека может благословлять в ответ Того, Кто есть Источник всякого благословения.

Предметом просительной молитвы является прощение, искание Царства Божия, а также всякая подлинная нужда.

Всякая радость и всякое горе, всякое событие и всякая нужда могут быть предметом благодарения, которое, приобщаясь благодарению Христа, должно наполнять всю нашу жизнь: «Всегда благодарите» (1 Фес 5, 18).

Хвалебная молитва, абсолютно бескорыстная, восходит к Богу; она воспевает Бога ради Него Самого, славит Его, не только за то, что Он делает, но и за то, что ОН ЕСТЬ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *